К «Космической Одиссее» будь готов! Куратор Мыстецького Арсенала Александр Соловьёв и координатор проекта Дарина Жолдак рассказывают о грядущей неделе современного искусства

Мир – это хаос, а я хочу в космос! Аноним

Скоро в Киеве произойдет арт-событие «космических» масштабов»: 5-17 апреля в «Мыстецком Арсенале» откроется Неделя современного искусства под названием «Космическая Одиссея 2011».

В проекте уже принимают участие около 130 украинских и зарубежных художников, будет задействована выставочная площадь комплекса в 16 000 кв.м. С уверенностью можно сказать, что грядущее событие станет знаковым для современного украинского искусства. Проект претендует на то, чтобы стать некой точкой отсчёта и платформой, вокруг которой в дальнейшем выстроится система организации масштабных художественных проектов в «Арсенале».

О том, что нас ожидает в апреле и каким видят событие его организаторы, нам в подробностях рассказали куратор «Мыстецького арсенала» и «Космической Одиссеи 2011» Александр Соловьёв и координатор проекта Дарина Жолдак.

Дарина Жолдак и Александр Соловьёв

Расскажите нам о проекте «Космическая Одиссея»: что он собой представляет и как возникла идея космоса.

Александр Соловьёв: Я рассматриваю это как коллективную мегаинсталляцию. Это будет выставка в формате Недели актуального искусства, который инициирован «Арсеналом» и будет проводиться в Киеве первый раз - что-то вроде биеннале, но только не в таком развернутом объеме, в частности биеннале подразумевает наличие большего количества площадок. А с возникновением идеи всё просто - в этом году юбилей первого полёта человека в космос - ровно пятьдесят лет назад. Помню, я учился в школе в Ростове-на-Дону, во втором классе, и тут по радио голос Левитана: «Внимание, работают все радиостанции Советского Союза…» Мы ведь еще даже не понимали, что такое космос… всех выпустили из класса, и мы бегом ринулись на школьный стадион, орали «Человек на Луне!». Для меня это как раз было время постижения, как сказали бы сейчас, детского бестселлера Николая Носова «Незнайка на Луне». А за четыре года до этого все искали на небе огонек первого спутника. Такие детские воспоминания – самые сильные, хотя тот космос, который мы видели чёрно-белой картинкой телевизора, был лишён спецэффектов космоса современного…  Потом пошла целая череда событий: полёт Титова, Терешковой, первый выход человека в открытый космос, началось и космическое соревнование сверхдержав, и был действительно полет на Луну американцев.  Происходили трагедии, гибли космонавты, разбился Гагарин – главный символ эпохи. У Александра Ройтбурда, к слову, была инсталляция «В детстве мне было жаль погибших космонавтов», которую мы сейчас хотим восстановить. Но, если говорить о выборе темы, здесь, конечно, есть опасность, что «Космическая Одиссея» может быть воспринята как выставка «на тему», например, как раньше были милицейские выставки - сплошной баскервилизм: милиционеры в фуражках, с собаками… Кстати, о собаках. Помню, уже в перестройку запечатлелась картина питерского художника Африки (псевдоним Сергея Бугаева) «Русские народные космонавты Белка и Стрелка», решённая в стебовом ключе вокруг «основного инстинкта»… Словом, и в космической выставке есть риск утонуть во внешнем: скафандрах, всяких там фракталах, астралах…

Фонд Мазоха, проект "Art in Space", 1991, видео

Дарина Жолдак: Но есть большой плюс, поскольку это не просто «тема», а целый философский пласт, который позволяет художнику проявить себя очень емко. Еще Аристотель говорил о космосе, как о самом грандиозном и совершенном произведении искусства. Работы, которые мы собрали для проекта, отвечают чрезвычайно широкому, если не бесконечному диапазону трактовки: противостояние хаоса и космоса, например, как попытка человека упорядочить свое бытие. Или как внутренний космос каждого человека, как развитие цивилизации или как желание заглянуть в будущее... От мифа до извечного вопроса - куда мы идём и откуда. По сути, вся история искусства вокруг этих вопросов и стоит.

А.С.: Прочитал на каком-то форуме: «Мир - это хаос, а я хочу в космос». Нас действительно интересует не выставка «на тему», а нечто более мировоззренческое…

Дмитрий Орешников, Полуночная песня, 2011

Д.Ж.: И тема космонавтики здесь, как ни странно, вторична. Нас больше волнует, как тема космоса осмыслялась в художественном контексте.

А.С.: Конечно, технологической компоненты всё равно не избежать, и будут присутствовать скафандры и прочее…

Д.Ж.: И спасибо Национальному космическому агенству Украины за возможность получить уникальные экспонаты из космических музеев. Не все мы знаем, что Украина - это родина самых уникальных разработок, без которых космическая отрасль не состоялась бы в мире. И продолжает удерживать эти позиции.

А.С.: Но задача у нас - не иллюстрация этого величия. Счастливая накладка, что космические масштабы «Арсенала», такого себе Соляриса, диктуют форму огромной коллективной инсталляции, провоцируют симультанное высказывание художников. Это специфическая выставка и у нас есть фокус-группа, которая занимается отбором работ, но жёсткого критерия «соответствия космосу» или табу нет.

Александр Гнилицкий. Челунашка, 2002, бумага, акварель

Д.Ж.: Первичных ассоциаций с космосом мы стараемся избегать. Нет в космосе границ - и здесь не будет!

А.С.: Допустим, есть в работе какое-то ощущение внутреннего космоса, микромира… Регистр чрезвычайно широкий: это могут быть профессиональные художники, которые задают тон по разряду contemporary art, со всеми концептуальными ухищрениями, изысками, и до художников-наивистов, у них тоже свой космос и очень искреннее ощущение космизма - и это тоже нам интересно. Задача - посмотреть на это больше, чем на просто выставку. То есть, мы не гнушаемся тем, что ездим по местам Украины, где есть космические музеи. Особо впечатлила поездка на Южмаш – главный ракетный комплекс бывшего СССР, а ныне, естественно, Украины – там мы увидели очень много интересных объектов: спутники, ракеты, какие-то макеты, питание космическое…

Игорь Гусев. Юра, 2007, холст, масло

Д.Ж.: Да, больше всего нас потряс этот «город в городе», завод при КБ «Южмаш», с музеем 30-летней давности, все экспонаты которого когда-то демострировали мощь индустрии, а сегодня буквально покрыты толстым слоем пыли. Выцветшие фото сотни сотрудников завода, запыленные космические вымпелы и значки, статуи бывших вождей страны, товары народного спроса от вилок до детских велосипедов, тоже производимых «Южмашем», документация быта 50 000 сотрудников закрытого завода, недостроенная бетонная церковь на територии и ядерные ракеты... Мы поняли, что Илья Кабаков, кстати, уроженец Днепропетровска, по уровню «тотальной инсталяции» нервно курит в сторонке. Но перенесённые из того контекста объекты музея сильно обогатят нашу выставку. К тому же нам предоставят новейшие, совершенно уникальные космические аппараты, аналогов которых нет в мире.

Аэрокосмический музей Днепропетровска

Расскажите о составляющих компонентах проекта.

Д.Ж.: У нас уже есть около 130 участников и с каждым днём, когда мы думаем, что уже финализировали список, их становится все больше. Каждый день мы говорим фразу – «так, пора ставить точку», но на следующий находим новую работу или проект. Мы, если честно, даже не представляли, что тема найдет такой живой отклик у художников со всей Украины и не только. Запланирована большая международная программа, мы надеемся, что большинство этих проектов будут осуществлены.

А какие страны будут представлены?

А.С.: Сейчас уже можно точно говорить о Польше (это будет видео Павла Альтхаммера и перформанс Иованны Варжи), России (будет представлена одна из версий «Космонавта» Олега Кулика), может, осуществится «проект в проекте» с корейскими художниками, в сотрудничестве с известным куратором Ману Парком. Из Белоруси будут художники, хотим привлечь Алисию Фрэмис из Испании, Юлиуса Поппа и группу Rochus Aust – из Германии. Нам дает фотографии НАСА, ведём также переговоры с российским космонавтом Юрием Лончаковым, который, находясь в открытом космосе, вел фотосъёмку. Нам интересны эти фотографии и в художественном плане, и как документ.

Д.Ж.: Кстати, в программе проекта у нас будет лекторий, в котором проведем ряд интересных встреч с очевидцами из космоса, в том числе и с Каденюком. Планируем приезд Валентины Терешковой, например.

А.С.: Тема космоса может показаться избитой, в ней очень легко оказаться банальным и это самое страшное. Когда возникла идея делать проект, сразу пришло в голову название «Космическая Одиссея 2011», которое мы апроприировали у Стенли Кубрика, заменив только дату. Эта тема освоена всеми видами искусства, в частности кинематографом, начиная с «Полёта на Луну» Мельеса, «Аэлиты», лент Фрица Ланга до «Звездных войн» Лукаса и «Туманности Андромеды», снятой в Киеве на студии Довженко…

Д.Ж.: Кстати, эти фильмы можно будет увидеть в кинопрограмме проекта, сейчас активно занимаемся их отбором.

А.С.: Да, такой себе «науч-поп»! Всё будет переплетено - это не узкий интеллектуальный проект, ориентированный только на технологию или исключительно на космос. Многие из отобранных работ были созданы давно, из внутренней необходимости художника, а не к проекту. Я вспомнил, к примеру, и проект «Art in Space» Фонда Мазоха ( дуэт Игоря Подольчака и Игоря Дюрича) - одно из первых украинских арт-видео. Некоторые работы будем брать у коллекционеров: «Спутник» Арсена Савадова, «Белка и Стрелка» Олега Тистола, «Алконавт» Василия Цаголова… Будет очень много разного видео, связанного как с пресловутыми фракталами (куда ж без них!?), так и повседневностью, обыденностью, но пронзенных, используя название известного фильма, «космосом как предчувствием».

Стас Волязловский, Максим Афанасьев. Без названия, 2011 (Видео)

Д.Ж.: Вот Стасу Волязловскому, например, удалось посмотреть на Майдан Незалежности как на поверхность другой планеты, где все мы на фоне этой архитектуры настоящие пришельцы. У Сергея Браткова потрясающее видео об украинском «марсианине». Николай Ридный сделал отличное документальное видео об екстремальном желании почувствовать полет, вплоть до преодоления телесной боли.

Также будет проект, посвящённый легендарному Фёдору Тетяничу или Фрипульи - мы покажем фильм о его жизни, представим его чертежи, живописные работы, тексты и, конечно, его уникальные «биотехносферы».

В «Космической Одиссее» будет также несколько личных историй…

А.С.: Экзистенциальных моментов, связанных с рождением художника.

Музей «Южного машиностроительного завода имени А. М. Макарова» (Южмаш)

Д.Ж.: Олег Кулик, например, родился в день полета Гагарина в космос, 12 апреля 1961 г, и буквально с роддома его преследовало созвучие «человек-собака», обсуждаемое всеми, потому что в те дни было непонятно, кто же первым полетел в космос. И это, по его признанию, повлияло на его творческую жизнь самым кардинальным образом.

А.С.: У Маши Павленко мама - астроном, и пока носила её, писала диссертацию по небесным красным телам. Мы представим эту диссертацию в так называемом «экзистенциальном» разделе. Будет и раздел, связанный с картографией - googlmaps со своим спутниково-сателлитным видением. Способы работы художника: от компьютерных технологий до мануальных. Например, Никита Кадан будет делать специальную монументальную роспись. Среди других векторов: космос как полёт, человек и крылья - от гоголевского, языческого, мифического видения, от архаических до утопических аппаратов. Большой пласт - это космос как миф. Подобно серии Цаголова «Украинские Х-files», с инопланетянами и попсовой мистикой, работе Сергея Зарвы, с фотографией космонавта на обложке журнала, но в виде иконы – новой иконы сегодня. Вообще, мы не ожидали, что художники так активно откликнутся на эту тему.

То есть, с одной стороны, выставка будет своего рода отображением микрокосмоса художников, поскольку работы апеллируют к их внутреннему состоянию и пониманию, но, с другой стороны, она также охватывает более глобальные масштабы и станет документацией современного технократичного мира. Можно сказать, что «Космическая Одиссея» станет прорывом…

Д.Ж.: Скорее попыткой опробовать в полном масштабе уникальное выставочное пространство «Арсенала». Кстати, именно потому, что работы художников в пространстве являют собой некую «коллективную инсталяцию», мы решили не делать каталог к открытию, а дождаться съемок экспозиции, и уже издать его до конца проекта. 

Вы упомянули художников Новой волны, которые будут представлены, и самое молодое поколение - Никиту Кадана, Ладу Наконечную и других. Будет ли нарратив на то, как менялось «космическое сознание» художника девяностых, например, и до сегодня?

А.С.: Думал я на эту тему, но пока, скорее, будет хороший микс. Некоторые узлы в этом вопросе мы постараемся обозначить, но жёстко высветлить не получится.

Д.Ж.: C 90-х мало что изменилось в понимании темы, скорее, сильно изменились технологии как часть информационного общества или как инструмент для художника. Интересней брать больший временной отрезок, тогда проект будет разрастаться, это уже другая глобальная задача и тема для отдельного «музейного» проекта, который готовят несколько лет: проследить развитие «космической» темы в искусстве! Тогда нужно начинать с первых космических календарей на ритуальной посуде.

Тогда проект может служить основанием для дальнейшего развития темы…

Д.Ж.: И дальнейшего развития «Арсенала», открытого к современному искусству. А в рамках развития Недели современного искусства - каждый год будет новая тема, согласно кураторскому решению.

А.С.: То есть, в этом году проект такой, в следующем году – другой. Так или иначе, это своего рода мотиватор художественной среды. И я не зря обозначил опасность неправильного внешнего прочтения идеи и провёл параллель с милицейскими выставками. Это не иллюстрация и раздел ВДНХ, а толчок к размышлению, к пониманию, выход в пограничия или касания. Тот же скафандр может восприниматься и прочитываться в разном контексте, не только космическом. Это будет очень любопытный опыт.

Ася Баздырева



Культурний маршрут (20-26 жовтня)
Культурний маршрут (13 - 19 жовтня)