Михаил Василенко. О специфике аукционной деятельности

Совладелец аукционного дома «Золотое Сечение» Михаил Василенко о характерных чертах рынка антиквариата и современного искусства, методах аукционного ценообразования, роли торгов и условиях возврата – в эксклюзивной беседе с ART UKRAINE


Аукционный дом «Золотое Сечение» начинал свою деятельность с классики, живописи XIX  – начала XX, и икон, затем вы рискнули расшириться до продаж работ современников. Что послужило мотивацией для реализации contemporary art? 

 

Как ни парадоксально, но мотивацией стали сложности в бизнесе, возникшие из-за финансового кризиса конца 2008 года, а также желание оставаться сильным игроком на украинском арт-рынке. Классика, которая ранее была основным товаром для антикваров 90-2000-х, начала останавливаться в продажах и терять в стоимости. Большинство существующих коллекционеров резко прекратили покупать, а аукционные дома – проводить торги. Позже ситуация выровнялась, однако произошла большая корректировка цен и рейтингов. Нас же такие перемены побудили расшириться, открыв для себя новые направления, одним из которых стало современное актуальное искусство. С того времени мы провели десятки аукционов, создали большое количество коллекций по современному искусству в Украине и за рубежом, и, полагаю, стали хорошими экспертами в этой области. Параллельно с современным искусством мы развивали направление художников-шестидесятников, посвятив ему немало выставок и аукционов. Сегодня это наиболее востребованный сегмент среди коллекционеров в украинском искусстве ХХ века.

 

Все изображения предоставлены аукционным домом «Золотое Сечение»

 

До сих пор существует мнение, что рынок антиквариата – более стабильный и надежный, в отличие от рынка современного искусства. Так ли это в действительности?

 

Антикварный рынок существует давно, поэтому он – намного шире и объёмнее, а количество игроков в сотни раз больше, чем на рынке современного искусства. Кроме того, антиквариат имеет множество сегментов: нумизматика, декоративно-прикладное искусство (фарфор, стекло, серебро), мебель, скульптура, живопись, а рейтинг имен определен самой историей.  Рынок современного искусства интересен другим – он относительно новый и перспективный. Усилиями многих его игроков, сегодня он также стал и «модным», в частности среди молодого поколения. В отличие от антикваров, работающих поодиночке, здесь действует абсолютно иное правило – командная работа: художника, куратора, искусствоведа, галериста, аукциониста и коллекционера.

 

Считаете ли вы, что  зарубежные продажи всегда становятся фактором роста цен на внутреннем рынке, т.к. появляется возможность выставлять произведения художника на новой торговой площадке, что увеличивает ликвидность его произведений?


Продажи вообще являются фактором роста цен на работы художника. Зарубежные же – дополнительно подтверждают ликвидность автора, демонстрируя его востребованность не только на отечественном рынке, где его работы понятны без объяснения, но и на мировом, где они оценены вне локального контекста. Так обосновывается художественная ценность произведения и оригинальность идеи, что делает автора еще более значимым среди отечественных покупателей. Художника, чьи произведения уходят на аукционах Sotheby’s, Christie’s, иметь в коллекции не только престижно, но это также говорит о легитимности автора, за которым есть история выставок и соответственно продаж.

 

 

Согласны ли вы с утверждением, что торги (как процедура заключения договора) не являются сделкой, что их можно охарактеризовать как комплекс действий, направленных на выявление наиболее предпочтительного покупателя. Сами по себе торги не порождают отчуждение имущества, необходим договор купли-продажи, который является самостоятельным действием?


И да, и нет. Разумеется, торги – это соревнование, предварительная договоренность приобрести работу. Причем предложение исходит сразу от нескольких лиц, если речь идет об аукционе. В частных продажах «торги» могут продолжаться несколько дней и даже недель – переговоры ведутся по телефону или почте. Торги завершаются, а сделка считается свершившейся, когда обе стороны, что называется, «ударили по рукам», согласовали цену на работу. Во время аукциона покупатель определяется с ударом молотка и словом лицитатора «продано». Договор в этот момент заключается, но устно. На языке юристов, он является вербальным и имеет такую же силу, как и письменный. После отказываться от покупки не принято. Если же такое случается, а это бывает крайне редко, наши дороги с покупателем расходятся, особенно если это его первая покупка.

 

Какова специфика аукционной деятельности в условиях формирования рыночных отношений в Украине? Могли бы рассказать о методах аукционного ценообразования?


Цена предмета, который мы собираемся выставить на аукционе, формируется, из многих факторов: имя автора, сюжет, техника и размер работы. Одним из значимых критериев также является период ее создания. Иногда картина одного художника одного размера, но разных периодов, может отличаться в цене в 3-5 раз. В основном же, за последние десять лет сформировалась стоимость на произведения основных мастеров, которые всегда на рынке, и профессиональный арт-дилер, а также коллекционеры, которые покупают и разбираются в этом направлении, могут сами определить, реальная цена или завышена. Аукционисты часто стараются занизить стартовые цены на достойные произведения для активации торгов, что является дополнительным стимулом для покупателя посещать аукционы. Также на ценообразование влияют публичные выставки и предыдущие продажи. Для торгов устанавливается стартовая цена на картину. Старт всегда ниже эстимейта примерно на 30-50%, чтобы мотивировать покупателей торговаться за эту работу, чья средняя цена на рынке на порядок выше. Всегда есть шанс купить по старту, то есть совершить выгодную сделку.

 

 

Аукционный дом, как институция, которая ведет открытые продажи, является авторитетом в формировании цен на арт-рынке. Цены, по которым продаются картины в галереях, на самом деле, известны лишь продавцу и покупателю и только публичные торги делают их легитимными. Если художник много лет подряд продается на аукционах, то, просмотрев историю его продаж, можно отследить рост его успешности и популярности среди коллекционеров, а не просто зрителей.

 

По какому принципу ваши эксперты отбирают лоты перед приемом их на торги?


Лоты для аукциона отбираются не только по принципу их ликвидности. Есть определенная тема аукциона: классическое, современное искусство, андеграунд или тиражное искусство. Коллекция должна получиться емкой, быть неким срезом из лучших работ, которые представлены на этот момент на арт-рынке. Также мы учитываем интересы и запросы наших клиентов. Есть работы художников, которые уходят с торгами почти на каждом аукционе (например, Николай Глущенко, Алла Горская, Эрнест Котков). Мы всегда стараемся включить произведения таких авторов в нашу подборку, если они отвечают тематике аукциона. Какая в итоге получится коллекция, количество лотов, их цена и ценность – все это наша общая ответственность, так или иначе, мы принимаем решение всем своим экспертным составом.

 

 

Кого вы считаете для себя ведущими арт-экспертами? Считается ли их мнение основанием для осуществления возврата произведения?


Одними из ведущих авторитетных украинских экспертов по искусству 19-20 веков являются Владимир Цитович и Юрий Вакуленко. Их мнению в профессиональной среде доверяют большинство коллекционеров, они немногие из экспертов, которые выдают письменное заключение. Если случается, что эксперты не подтверждают оригинальность работы, которую мы планируем выставить на аукцион, – мы отказываемся от нее. На произведения, старше 30 лет, мы часто делаем химико-технологическую экспертизу, которая определяет возраст красок, основы, а также более поздние вмешательства в живопись (реставрацию или запись). Её делают в Киеве две организации – реставрационный центр при музее Киевская картинная галерея (бывший музей Русского искусства) и частная лаборатория Арт-Лаб.

 

При продаже работы известного художника ХIХ – первой половины ХХ века с высокой стоимостью, обычно экспертиза является обязательным дополнением к работе. Если ее нет, клиент может потребовать сделать, а может просто положиться на своё знание творчества и личное мнение. Если он не потребовал до покупки экспертные документы, теоретически покупатель не имеет прав на возврат работы после совершения сделки. Исключение из правил составляют личные отношения организации (продавца) и покупателя. Бывают ситуации, когда продавец, сам не успев разобраться с предметом, предложил его и быстро продал. В таком случае, если он готов принять возврат,  цепочку распутывает он сам, оперативно решив вопрос с покупателем. Если вина продавца очевидна, то есть он продал подделку за цену оригинала, даже если и сам не знал об этом, любая серьёзная компания идёт на диалог в таких ситуациях. Во всяком случае, у нас такая практика. Проводится ряд независимых экспертиз, делается всё возможное, чтобы узнать истину. Если подтверждается, что клиент купил подделку, ему возвращается сумма, которую он заплатил или предлагается выбрать другую работу в рамках этого бюджета. Чем серьёзнее компания с наработанной репутацией, тем меньше рисков у коллекционера купить подделку и остаться потом с ней «жить».

 

 

Какие гарантии предлагает «Золотое Сечение» покупателям? Каковы условия возврата произведения?


Возврат работ без уважительной причины не предусмотрен в нашем профессиональном поле. Когда мы предлагаем произведения в частных продажах или на торгах, мы, со своей стороны, опираясь на опыт и знание дела, уверены в его оригинальности. Большинство старых работ проходят дополнительные экспертизы. Выбирая ее, клиент должен принять взвешенное решение. Если сомнения у потенциального покупателя все же возникают, он может заказать экспертизу у авторитетного эксперта, но он должен и оплатить ее.

 

Возврат может предусматриваться только в некоторых случаях, о которых я упоминал ранее. Однако часто многие коллекционеры хотят сделать обмен тех работ, которые, возможно, им разонравились, на новых их фаворитов. Эта практика часто применима в нашей компании. В таком случае мы берём их произведения на продажу, а когда они успешно реализованы, предлагаем на эту сумму, иногда с обоюдной доплатой,  тех авторов, которые интересуют коллекционера.

 

Кто покупает украинских мастеров? Правда ли, что большинство покупок совершаются иностранными коллекционерами?


Украинских художников, как правило, покупают украинцы. Это могут быть коллекционеры, которые живут здесь или за рубежом, или покупатели, имеющие какое-то отношение к Украине. Конечно, нередко наших художников представляют и на зарубежных торгах. Работы Олега Тистола, Назара Билыка, Александра Животкова, Александра Клименко, Арсена Савадова, Ильи Чичкана, Романа Минина не раз были успешно проданы на аукционах в Лондоне в разные годы. В Украине же 90 % покупателей – наши соотечественники. К 5% можно отнести живущих здесь экспатов: иностранных дипломатов, владельцев международных компаний. Оставшиеся, примерно 5%, – это иностранные граждане, которые по разным каналам узнали про украинских художников благодаря галереям, участвовавшим в международных ярмарках, и художникам, которые делают выставки за рубежом, выставляются на западных аукционах. Это всё упирается в то, что наш рынок будет локальный до тех пор, пока власти не откроют границы для свободного перемещения произведений искусства, как это есть во всех развитых странах.

 

 

Вами была создана новая платформа, работающая по принципу онлайн-аукциона. Какие шансы у формата покупок искусства в сети?


В 2015 году нами действительно была создана платформа ODA (One Day Auction). В 2016 году мы презентовали ее в Киеве и запустили в работу. Предполагалось, что участие примут украинские галеристы и дилеры, которых мы авторизируем. Регистрация и пользование программой было бесплатным для потенциальных покупателей. Продавцы же должны были платить установленный процент с продажи. Вначале продажи шли оживленно, но вскоре пошли на спад. Оказалось, что наш рынок пока не готов к такому объёму предложений на онлайн-платформе. Эта программа могла бы более выгодно работать в США и Западной Европе, где и планировалась запускаться, но, к сожалению, на данный момент проект пришлось закрыть.

 

Какие предпочтения у коллекционеров сегодня?


Сегодня наша клиентская база разделилась на многие сегменты. Большая часть собирает современное искусство, часто покупают молодых и перспективных авторов. Серьёзные коллекции всегда в поиске ранних коллекционных трансавангардных работ. Также есть часть клиентов, которая не изменяет классике. Сегодня больше всего востребованы классики ХIХ века – Пимоненко, Васильковский, Мурашко, Светлицкий, а также художники эмигранты ХХ века – Бурлюк, Труш, Грищенко, Хмелюк и другие. Но наибольшее количество коллекционеров сегодня отдают предпочтение собирательству художников-шестидесятников, среди которых: Виктор Зарецкий, Алла Горская, Эрнест Котков, Григорий Гавриленко, Роман Сельский, Иван Марчук, Борис Плаксий, Валентин Хрущ, Станислав Сычев. Мы всегда в поиске шедевров этих мастеров.

 

В условиях затишья рынка и стремления покупать из мастерских, целесообразно ли проводить аукционы сегодня?


Затишье рынка все-таки приходилось на 2013–2014 год. Сейчас, за последние пару лет, все начинает выравниваться. Постоянно создаются новые галереи. В Киеве выставки открываются почти ежедневно, а концентрация арт-событий настолько велика, что зрителю приходится выбирать. Аукционные дома проводят торги чаще, чем 3–4 года назад. Аукцион, в отличие от частных продаж, полезен тем, что не только представляет художника на своей предаукционной выставке и публикует его работу в каталоге, но и позволяет привлечь новых клиентов, благодаря публичному событию торгов. К примеру, наши предаукционные показы по тиражному искусству, где мы представляем литографии и офорты Марка Шагала, Пабло Пикассо, Сальвадора Дали, Виктора Вазарелли и других, собирают десятки тысячи зрителей. Среди них каждый раз 5–10 новых человек, которые заинтересованы приобрести работы.

 

Мы рекомендуем коллекционерам работать только с профессиональными дилерами (галеристами, аукционистами), так как здесь намного меньше рисков купить как подделку, так и просто некачественную работу, которую вам готовы уступить за полцены.

 

 

В одном из своих интервью вы говорили, что каждая публичная успешная продажа – это демонстрация коммерческого потенциала художника и возможность установить новую ценовую планку. Но также известно, что даже после таких высоких продаж, художник не всегда удерживает цену в последующем, и продает из мастерских по половинной стоимости. Какие последствия для арт-рынка это может иметь?


Прежде всего, это вредит самому художнику. Европейская практика, когда художник продает через представителей и лично из мастерской по одной цене, – более подходящая для поддержания уровня цен на работы. К сожалению, некоторые авторы часто торопятся, и могут довольно дешево отдать произведение из мастерской, исходя из срочной надобности. С таким автором, в последствие, неохотно работают и  галеристы. Также негативно это влияет и на будущие аукционные продажи. По более высокой цене его, скорее всего, не купят на аукционе. Если его работа останется непроданной 2–3 аукциона подряд, то на торги уже ему будет попасть очень сложно. Таким образом, он теряет возможности для презентации своего творчества широкому кругу покупателей одновременно.

 

Михаил Василенко

 

Расскажите о форматах предстоящих аукционов, об их знаковых работах и о грядущих выставках, которые запланированы на вторую половину 2018.


Мы планируем два аукциона на осень 2018 и несколько серьёзных выставок. Аукцион EDITIONS представит в сентябре блок художников с мировым именем. Это работы Шагала, Миро, Леже, Пикассо, Дюрера. Некоторыми топ-лотами аукциона будут произведения Роя Лихтенштейна, Энди Уорхола и Виктора Вазарелли. Также представляем и блок украинских авторов. Для многих начинающих коллекционеров аукцион тиражного искусства очень интересен тем, что относительно за небольшие суммы, можно собрать коллекцию графики известных художников с мировым именем.

 

На ноябрь 2018 мы планируем аукцион UNDERGROUND CONTEMPORARY, где представим лучшие предложения арт-рынка по тематикам андеграунда 1960–1990-х годов и contemporary art.

 

Среди выставочных проектов, в августе-сентябре, проведём выставку диссидента и художника-шестидесятника Бориса Плаксия, а также в конце года планируем сделать групповую  выставку по классическому искусству ХХ века.

 

 

Об авторе:

Роксана Рублевская  –  главный редактор журнала ART UKRAINE, журналистка и автор статей на художественную тематику.